Из истории одной поездки по степям и горам

события 5-21 августа 2012 года

Всё началось с...

Всё началось с соли, с той соли которую рассыпают зимой на улицах когда-то славного города Санкт-Петербурга и которая безжалостно поедает всё что попадается на  её пути: обувь, велосипеды, машины, фундаменты зданий  в общем практически всё, и  ничто не может устоять против неё, а её используют в зимний период всё в больших и больших количествах, потому что на подмогу ей призвали другие реагенты, ещё более вредные и опасные для здоровья.

Я велосипедист, я страдаю особенно, страдаю от грязи которую разводят на дорогах и из-за которой в приличной одежде ездить нельзя, страдает велосипед, который надо по часу мыть и всё равно не отмыть, потому что грязь пролезает везде.

Всё началось именно с соли и продолжилось созданием велосипеда на титановой раме, велосипеда очень дорогого с оборудованием спортивного класса, но, который, не смотря на затраченные деньги сам не ехал, ну ладно, не придирайтесь, ну не сам, ну хотя бы от лёгкого прикосновения к педалям.

Это было обидно, это было ужасно, жизнь в очередной раз закончилась не начавшись, опять все обгоняют, опять не хватает скорости когда нет пробок, но, поездив некоторое время, я стал замечать разницу, а уж когда нагрузил... В общем, cкоро стал готовиться к поездке на Кавказ, Андрей предложил поехать, а я согласился, понял, что этот велик создан для подвигов, что расталкивать машинки в пробках это не его судьба.

Рванул

Рванул, никогда не был туристом, ни в какие походы никогда не ходил, в палатках не ночевал, а тут ещё велосипед, который и так порядком надоел от каждодневной езды (кто ездил  или ездит меня поймёт) и хотелось просто лечь и лежать на пляже, купаться и опять лежать, но...

Рванул 5 августа в 2 часа 20 минут, точнее случился фальстарт от Московского вокзала, я так затягивал сборы,  что умудрился опоздать на поезд. Это было настоящее безумие, за несколько часов я пытался сделать то, что не сделал за неделю, но времени уже не было и пришлось засовывать первые попавшиеся вещи в рюкзак.

Из дома выехал  не за полтора часа, как планировал, а минут за пятьдесят и не успел, мосты к тому времени были уже разведены. Само собой, билет до Харькова (собирался от Харькова до Тихорецка ехать  на велосипеде) пришлось сдавать и брать другой. Надо было, конечно, не психовать, отложить поездку на день, уже часы ничего не решали, зато я бы успел и лучше подготовиться и выспался бы, но меня уже окончательно заклинило, я взял билет на ближайший поезд соседнего направления, воронежский, на 19 часов вечера.

Фальстарт, - это хорошо

Фальстарт, - меня в некотором роде спас, я лишнее выкинул, а полезное добавил, хотя на отлично экипирован не был, всё равно потащил изрядное количество ненужных вещей, той же обуви, например, а нужные не взял, мне очень  нетбука не хватало (всё, не могу писать на бумаге, не то), а ещё больше не хватало фонарика. И всё же самое главное, что успел поставить передний багажник, смешно, Андрей собирался, да так и не поставил, а я поставил и он мне очень пригодился.

Отложенный на 12 часов старт привёл также тому, что я стал ковырять то, что ковырять уже было поздно, просто опасно, но я всё же ковырял, я пытался подтянуть болт, регулирующий наклон седла и его же зажимающий, подтянул так, что болт заклинило и седло стало болтаться (конструкция, конечно, неудачная, но это уже другая история, это история про первый приличный и одновременно титановый велосипед).

И повторилась старая история, я опять опаздывал и на перроне был всего минут за 15 до отправления поезда. Понятно, что разобрать и упаковать велосипед за 15 минут невозможно и затаскивал частями в тамбур, чуть деталь эксцентрика не потерял. Адреналин был, как достал этот адреналин, но я не могу без адреналина, - это патология.

Поезд не высшей категории, а с бригадой проводников очень повезло, все молодые, не испорченные системой РЖД белгородские студенты и студентки, подрабатывающие на каникулах. Это ж не поверит никто, да я сам бы не поверил, чтоб в плацкартном вагоне предложили тарелочку, честное слово я не просил, сами предложили и денег за это не взяли. Пытался отблагодарить, так даже обиделись.

А соседи, соседки точнее, так себе, никакие, разговоров не получилось, так и страдал, а что делать, компьютер имел дурость не взять, современный человек без компьютера жить не может.

Скоростное движение одним, - стояние другим

Ехали медленно, уже в Колпино встали, ждали сапсанский ветер, ждали около часа точно, ведь скоростное сообщение у нас развивается за счёт катастрофического замедления пассажирского; а тут ещё РЖД придумало гонять поезда через Москву, вообще славно, ещё час на встречу с первопрестольной на Курском вокзале. РЖД надо не скоростное движение развивать, а тихоходное и добавить в штат поездов экскурсоводов, чтоб они в дороге рассказывали где проезжаем, что можно купить на остановке; и пассажиры будут довольны и время в пути можно ещё увеличить и пропустить тогда всех, не только немецкие сапсаны, но и самые задрипанные товарники.
 

6 августа

Провал

А под Москвой нет электричества, со станции Узловая 1 нас тащил тепловоз и это на таком загруженном направлении как (Волгоград, Адлер). Просто нет электричества, наверное не дотянули, тянули, пытались, но не дотянули, а, может, просто забыли, ведь столько в стране  нанообъектов, что...
 

Открытие

Уже в поезде сделал открытие, почти на уровне Нобелевской премии, что выходить  надо раньше, в городе Елец, что в Липецке делать нечего, что мне совершенно не нужен восток, мне нужен юг, что из-за броска на восток потеряю несколько часов.

Днём прибыл в город Елец, жара, пекло просто, но хорошо, очень хорошо, а потом стало плохо, но не от жары а оттого, что на велосипеде ехать вообще нельзя, потому как седло не затянуть, болт окончательно заклинило, а тут ещё правый шатун имел наглость раскрутиться, вообще замечательно, отличная система за семь с половиной тысяч рублей (так тихо, не отвлекаемся, не воруем мысли для другого рассказа). И вместо того, чтобы ехать, пришлось искать мастеров.

Борьба с болтом продолжалась несколько часов, пытались выкручивать — не поддавался, стали высверливать, так сверло и болт раскалялись докрасна и приходилось непрерывно лить воду, чтобы снизить температуру. Я уж думал всё, конец, мой подседельный титановый штырь от такой температурной обработки накроется и мне придётся возвращаться, но штырь выжил и даже резьба не пострадала. В общем, мне повезло с остановкой в городе Ельце, в котором живут умельцы:

Живут в Ельце умельцы,
Возьмутся за любое дельце,
Его вам не обгадят,
А ладно всё наладят.

И плата за спасение была чисто символическая, материально выраженная, но символическая. С одной бедой, с разгильдяйством справился, теперь надо было крутить педали, но...

Велозаезд

Поехал, только в 18 вечера по самой жаре, впервые на контактах, а они не помогают, велосипед не едет, пот льёт, и всё время хочется пить. С грехом пополам проехав километров двадцать, я с радостью остановился у торговца овощами, купил помидоры и стал из заглатывать, закусывая мерзкой, кисловатой на вкус твёрдокопчёной колбасой, зачем уминал, только портил удовольствие; а потом перешёл на огурцы, ещё разговоры были о том как идёт торговля, как идёт жизнь, куда идёт и зачем, а вслед за этим помидоры и огурцы естественно даром. Мы нашли друг друга, ему было скучно, а мне не хотелось крутить педали, я понял, что дальше мне не захочется ещё больше.

Но солнце стало садиться и торговец (слово не подходящее, он же не торгаш, своё продавал), наверное, крестьянин (также плохо звучит: несёт несчастный крест и не радуется жизни); пусть будет сельчанин, это нейтрально. Ну так вот, солнце стало садиться и сельчанин поехал и я вынужден был поехать, а фонарика то нет. В этот раз мне повезло, вскоре я выехал на хорошо освещённую трассу «Дон» и попер, а когда стемнело совсем, поехал ещё быстрее, потому как жара стала спадать.

7 августа

Воронеж

Часа в два ночи был в Воронеже, уже почти готовый был, но всё же понесло меня смотреть ночью город, и чего понесло, ведь времени на это не было, ведь когда набран темп останавливаться нельзя, надо пилить пока силы не кончатся.

Честно говоря, был  соблазн уже не ехать в Харьков, а ехать по хорошо освещённой трассе «Дон» сразу в Тихорецк (мне надо было туда прибыть 10-го), но возобладало желание выполнить программу, хоть с опозданием, но выполнить, ведь уже совсем не в графике был. А надо было плюнуть на программу, с сестрой встретиться не в Харькове, а в Крыму, всё равно она туда 11-го уезжала. Я раскатился, широкая, ровная и асфальтированная обочина,  дорога освещена, я б за оставшиеся ночные часы ещё сотню точно сделал.

Бывают такие мгновения, когда можно выбрать и не знаешь как поступить и ошибаешься, а потом проходит время и всё думаешь, а мог же. Чего свербит, всё уже прошло: доехал, выжил, хочу ещё поехать, а свербит? Потянуло гробить здоровье в степях, хотел же гробить на море, и чего дёрнуло крутить педали по холмам, когда люблю горы и море? Загадка.

На Дону

Будучи стукнутым жарой я, естественно, заблудился в Воронеже, сделал крюк, взял севернее, как потом оказалось поехал через Семилуки. Не доезжая их, около 4 утра, оказался на Дону, уже начинающему просыпаться в предверии скорой зари и, пока фотографировал, желание крутить педали пропало окончательно.

Силы кончились, но я понимал, что надо спуститься к реке, надо искупаться, но даже спускаться не было никакого желания, тем более для того, чтобы спуститься, надо было сначала подняться по крутому подъёму, а уж затем свернуть на дорогу к реке. И поднялся, и спустился, и искупался в зеленоватой, мутной от поднимаемого ногами ила, но очень тёплой воде (стандартным выражением: «тёплой как молоко» злоупотреблять не хочется) и завалился спать.

Что меня подняло уже не помню, то ли солнце, то ли рыбак, прибывший на своё место. Спал я мало, думаю не более часов двух, трёх, может, а вот собирался долго и, пока раскачивался, солнце уже раскочегарилось и безжалостно палило.

Как я потерял арбуз

Поднявшись наверх, к Семилукам я понял, что хочу пить и я пил и ещё прикупил арбуз, который никак не хотел помещаться в велорюкзаке, но, я всё же, запихнул туда этот полосатый  шарик. Сначала всё шло хорошо, только жарко было, а потом началось, дальше  пошли бесконечные подъёмы на трассе Воронеж-Курск: только раскатишься и на тебе спуск, а затем затяжной подъём и это безобразие ещё равниной считается.

После очередной остановки я заметил, что арбуза нет, что арбуз убежал, - это был удар. Я его ещё искать пытался, зачем пытался,  - непонятно, ну нашёл бы и что, стал бы остатки с дороги слизывать. В общем, было обидно, обида меня захлестнула, обида не давала крутить педали, обида мешала брать подъёмы, один из которых я и не взял.

Изнеможение, определённое, стойкое нежелание двигаться дальше, как и стойкое, спортивное нежелание пользоваться услугами попутных машин Казалось всё, отъездился, уже не смогу тронуться с места и поехать, но проболтавшись часа два, может три, что-то съев, отправился в путь, преодолевая очередные подьёмы и радуясь спускам, и лишь только в девять вечера доехал до заветного Горшечного, одолел, наконец, полпути до Харькова. Хорошо было, прохладно было, только вот фонарика не было, а уже темнело, и скоро ехать стало просто невозможно, но я ехал; временами, когда не было ни попутных ни встречных машин и нельзя было разглядеть обочину, скорость падала катастрофически, но длилось это недолго, скоро начались окрестности хорошо освещённого города Губкина.

8 августа

Город Губкин, - центр Курской магнитной аномалии

SMS-сообщения
Андрей 0:41 (из Тихорецка)
Привет, доехал? Когда выезжаешь и на чём?
Катя 0:54 (из Харькова)
Ты уже где? Сегодня приедешь?

А я где, я намагничиваюсь, аномалия притянула и не отпускает, вот ответ на вопрос зачем меня занесло в эти края. Сейчас весело, а тогда было ещё лучше, тогда нужно было только крутить педали.

Уже ночь, уже сильно устал, но спящий Губкин проехал, сквозь укающие звуки работающей на карьерах техники, пересекая городские площади со смешными доминантами, например, кулак с поднятым вверх большим пальцем. А вот потом, не помню что потом, то ли это было уже на выезде из города, то ли это был следующий посёлок, но я остановился, потому как руль было уже нечем держать.

Дальше помню, что пытался бороться со сном, поедая арбуз на огромном бревне, но сон и не думал оступаться, тогда я стал ходить, но не помогло, я всё равно заснул, заснул стоя, то есть превратился в лунатика. Я не упал, я точно помню, что когда очнулся, то был на ногах и очень бодро себя чувствовал, чувствовал себя как человек, проспавший на ногах один миг между прошлым и будущим.

Поехал. Прошло около часа, светало, борьба с темнотой заканчивалась, и сон снова стал напоминать о себе и тут так удачно попались стога сена. Это было спасение, можно было завалиться спать не раздеваясь. Проспал опять мало, часа четыре, но с удовольствием, не то что на Дону, раздражаясь неприятным запахом какой-то травы или кустарника. Да, перина была отличнейшая, правда встал я пернатым, весь в перья, в соломе то есть, не мытый, потный, фу, но надо ехать, отряхнулся кое-как и вперёд, потом, через некоторое время, когда вода в бутылках прогрелась, решил принять походный душ. Это фантастика, я до сих пор не могу поверить, что помылся двумя жалкими литровыми бутылками.

Белгород

Город посмотреть не успел, пытался (только ещё полчаса времени потерял), но ничего кроме остатков заурядной дореволюционной застройки не увидел. Ещё там постригся, чтобы в Харьков прибыть в приличном виде и главное избавиться от лишних волос, которые на такой жаре совсем не к чему. Постричь то постригли, но плохо, не повезло, это, конечно, не трагедия, я ж не дама, но некоторое разочарование Белгородом было и я это разочарование запил квасом.

И всё же выезжал из Белгорода в приподнятом настроении, впереди было всего каких-то 100 километров, от оставшихся позади четырехсот, и дорога радовала ровным асфальтом,  вот только разогнать велосипед никак не получалось и настроение вновь стремительно портилось. Чтобы окончательно его не растерять,  я остановился у первого приличного кафе и выпил кофе с шоколадом, что это был за кофе не знаю, но после этого кофе я подъёмы брал не сбавляя скорости.

Советую всем обязательно посетить это кафе и попробовать там кофе, и в первую очередь советую, конечно, велосипедистам, проехавшим до этого хотя бы сотню километров. Я уверен, вам понравится, кофе на завершающем отрезке дистанции, - это то, что надо.

На границе

Брал границу на велосипеде впервые, и, надо сказать, такого удовольствия не испытывал никогда. Не будем здесь особо останавливаться на раздражении,  которое вызывает иммиграционная карточка на украинско-английском языке, оно было, но оно не идёт ни в какое сравнение с удовольствием от факта, что обогнал длиннющую очередь из машин, что никто не досматривал , - это феерическое ощущение, лететь хочется и я полетел, то есть поехал, быстро забывая про наличие границы, поделившей одну страну.
 

9 августа

Харьков

Гнать надо было ещё километров пятьдесят и я гнал и около половины второго ночи прибыл к троюродной сестре, так сказать поздравил её с днём рождения, ночной подарочек, обрадовал, не дав выспаться в столь знаменательный день;  я также не выспался, но я на отдыхе, а на отдыхе  это значения не имеет, всегда можно завалиться спать в любое время и в любом месте.

Кровать, - зачем нужна, летом, да в такую жару, в стогу сена бы поспать, а потом в душ, прямо в поле, но... Увы, - несовместимые вещи, однако.

А где Харьков? Харьков был, но пролетел мимо сначала ночью, а потом днём, когда ездил на вокзал за билетом. Велосипедистов много, автохамья столько же сколько в культурной столице, только что надписи на украинском или на русском языке в зависимости от предпочтений хозяев.

И ещё, Харьков,   - это русскоязычный город с наличием умеренных украинских националистов, которым по-украински и разговаривать то не с кем, но хочется, и потому они отлавливают приезжих велосипедистов и рассказывают им про голодомор и регионалов, которые гнобят предпринимателей.

Сестра

Нет у меня ни родных, ни двоюродных братьев и сестёр, есть только троюродная, не единственная, но единственная которая желает общаться. Здоровое начало, - родственники должны быть вместе пусть и не совсем близкие. А я эгоист, мне и одному хорошо, но эгоист совестливый, то есть не конченный эгоист.

Короче сестру увидел, она всё хотела встретиться и мы встретились, можно сказать заново познакомились, ведь общаться на расстоянии это всё равно что не общаться, и даже видеосвязь тут помочь  может только отчасти.

Андрей, временно из Тихорецка
4:38
Ну что, приехал?
10.30
Почему не отвечаешь? Сообщи когда выезжаешь и куда? Предлагаю к морю через горы.
20:13
Ну что? Какие новости? Поехали в Адыгею в термальных источниках купаться.
22:18
По моему плану мы едем отсюда в Майкоп на автобусе, а там едем дальше, до хорошей турбазы с минеральными источниками, оттуда ездим смотреть фантастические виды и другие достопримечательности.

10 августа

Из Харькова поехал поездом на Кисловодск, поехал в купе, плацкарта не было. Купе это не признак роскоши, наше отечественное купе с грязными стёклами, с торговцами и торговками, что не оставляют в покое ни на минуту, предлагая разную дребедень совсем недорого; это наше советско-российское купе с уже давно изношенными вагонами, с работниками ресторана, пытающимися всучить синтепоновые напитки по аэрокосмическим ценам.

Но, зато повезло с попутчиком, который оказался разговорчивым и вполне приличным, хотя и несколько помешанным на вегетарианстве, дарующем здоровую жизнь. Вообще наблюдал второго живого вегатарианца вполне крепкого и работоспособного, правда в  возрасте лет пятидесяти, когда уже начинают бороться с болезнями, приобретёнными в пору безсистемного питания.
Странный надо сказать был попутчик, променявший Геленджик на Польшу с её не самым высоким уровнем жизни, уж точно не выше уровня жизни жителей курортных городов. Вспоминается, говорил о том, что собирается двигаться дальше, в Западную Европу.

Как люди живут в другой стране я этого не понимаю, я бы не смог, мне русский язык нравится, хотя, если честно, больше ничего в нашей стране и не нравится.

11 августа

Место встречи Тихорецк

Тихорецк самая бессмысленная точка путешествия, потеря времени и денег на катание в электричках и всё потому, что в Тихорецке был Андрей  Радонежский, который самостоятельно с места сдвинуться не мог, который прикипел к этому культурному центру.

Жара, велосипед вверх-вниз, вверх-вниз и нескончаемый грохот, словно не в поезде едешь, а на куче металлолома. Почти весь день убит в олимпийских электричках. Я мог бы сразу доехать до  Армавира на кисловодском поезде без дурацкой остановки в Тихорецке.

В Белореченске я уже не выдержал, я взбунтовался и мы поехали своим ходом, на самом деле зря взбунтовался, надо было Андрея отправить электричкой а самому прокатиться на велосипеде до Каменномостского; а так с ним только время терял, сначала из Белореченска не могли выехать несколько часов, а потом поползли, ехать то всего 65 км, но он быстро сник и, вместо того, чтобы доехать до Каменномостского за пару часов, добирались почти два дня.

12 августа

Майкоп-город адыгов или как можно убить время

Андрей засел в сети, а я также ничем полезным не занимался, скорее бесполезным, например, ставил карты на навигатор, который всё равно заряжать было не от чего (зарядное устройство на солнечных батареях, которое я прикупил в Питере оказалось бесполезной игрушкой, годной только для подзарядки простенького телефона).
Так прошёл день и выехали только вечером 12-го и Андрея хватило ещё на меньшее расстояние, уже километров через десять остановились, и ночевали в палатке где-то в районе Тульской у тёплой и мутной лужи с громким названием озеро.

13 августа

Встали рано, Андрей поехал на электричку, а я поехал своим ходом, наконец-то опять испытывал удовольствие от путешествия, горы росли, правда росли не так быстро как хотелось бы, но росли. И, благодаря тому, что поехал своим ходом, смог досконально ознакомиться со старинным железнодорожным мостом через реку Белая, построенным скорее всего в начале XX века. На самом деле старинный, -  это громко сказано, хорошо, что не сказал: «древний», ему всего то около ста лет, просто мост оригинальной конструкции: арочные фермы установлены вверх ногами.

Хаджох или Каменномостский

Место было красивейшее, с террасы столовой, где мы остановились, открывался классический, лермонтовский вид на горы и тут я подумал: а какого лешего, собственного говоря, я столько крутил педали по испепеляющей жаре, где смотреть было решительно нечего, где постоянно хотелось пить, а не хотелось петь, где постоянно преследовали неприятные запахи, как мне потом пояснили знающие люди, запахи трупные, и где я потерял три дня.
Загадка, хотя какая загадка, надо же было подготовиться к встрече с прекрасным, а как ещё лучше подготовиться  как не на равнине, проезжая бесконечные поля подсолнечника и изнывая от жары.

14 августа

На Лаго-наки

Поехал в горы, вдоль реки Белой, то есть вдоль теснины, собирался ехать вместе с Андреем, но он передумал, заявил что хочет кататься на лошадях, а я всё равно поехал, опять из принципа и из желания приключений.

Первый, крутой подъём был от реки Белой и дался легко, тем более что погода была хорошая.  Поднялся, наверху был открыточный вид на раскинувшиеся вдали гряды настоящих гор и первый придорожный базар с огромным выбором мёда, трав, поделок всяческих. Но любование видом было недолгим, вдали уже трудилась гроза и явно шла в мою сторону, и, пока я любовался вспышками молний, прятаться уже было поздно, да и некуда; и я поехал сквозь грозу, потоки воды и облака, было страшновато, но...

А потом был затяжной подъем, подъём ничем не примечательный, кажется что, едешь по равнине, пытаешься раскатить велосипед, а он не едет, и начинаешь заводиться, думаешь, что тормозные колодки не отжаты, что..., в общем лезет в голову всякая чушь, а   причиной всему незаметный глазу подъём.

Залезал на Лаго-наки зря, на самом деле, самые красивые виды были не там, а на полпути к границе заповедника, классические, картинные, с горами в облаках, казалось, что находишься выше виднеющихся вдали гор. 

На последнем, крутом подъёме к Лаго-наки, когда оставалось всего три-четыре километра, мне встретились велосипедисты из Петербурга. Если б не они, я б добрался до кордона, то есть до границы заповедника, и рванул вниз, поскорее из этого  северного царства мрачных ёлок-палок и хороводных берёзок; рванул бы  и заночевал  под облаками, а не в облаках, в условиях почти стопроцентной влажности.

Но, компания великая вещь и  я задержался с этими психами, которые уже девять дней ползли от Кисловодска по горам через дожди и туманы и только один день собираясь быть на море, в районе Сочи.

15 августа

Скорее вниз

В палатке было холодно, палатка была совсем не рассчитана на использование в таких климатических условиях, но я выжил, не простыл на рекордной для меня высоте 1700 метров, выжил, но все вещи отсырели и зуб на зуб не попадал.

Надо было согреться, чай выпитый на кордоне мне не помог, и я согрелся, устроив пробежку по скалам, есть такой вид спорта: легкоатлетическое скалолазание, впервые опробованное отцом Фёдором во времена НЭПа. И, пока ещё было тепло, я запрыгнул на велик и рванул вниз, на Даховскую, сбивая облака и кроша покрышками камни. Рванул, - это, конечно,  громко сказано, разогнаться то можно, но только один раз в жизни, а если есть желание жить, то приходится тормозить, иногда почти полностью останавливаясь, у нас же нигде нет дорог и олимпийский край тут не исключение.

И всё же вниз, - это не наверх, каких-то тридцать минут и уже поворот на Мезмай, ещё минут пятнадцать по камням и стало теплеть и уже можно было расслабиться и катиться вниз без особого напряжения, аккуратно объезжая все опасные места.

Мезмай

 

Мезмай,  - это долина, это отдых, за которым последовал  крутой подъём по южному склону, и опять солнце нещадно палило, и я остановился,  снова появилось желание пить; вот тут то и  познакомился с тренером по велоспорту, искавшему новый  маршрут тренировочной трассы. Это было как-то странно, он спрашивал у меня, у любителя, как спуск от Университетского водопада на Мезмай, нашёл у кого спрашивать, но, похоже, я выглядел вполне спортивно раз со мной советовались.

Когда я его встретил второй раз (точнее он проявил внимание, проезжая мимо по дороге на Апшеронск), то он был очень удивлён что я еду один. Ну один, а что в этом, собственно говоря необычного, это ж не северный полюс, тут тепло, на каждом шагу чистая родниковая вода, магазины везде, забегаловки разные. Мне, честно говоря, не верилось что он тренер, но уже дома, когда руки дошли до первых черновиков, я проверил есть ли такой тренер Анатолий Воронин, и, оказалось, что есть;  и тут я понял, что велоспорт потерял во мне чемпиона.

Мезмай мне особенно запомнился, во-первых тем, что было опять тепло, во-вторых тем, что встретил тренера, а, в-третьих, тем, что  от Мезмая началась гонка к морю. А, может, просто название понравилось или дело в том, что от Мезмая я не поехал на Гуамку и это загадочное место так и осталось для меня тайной, пока тайной.. Всякое может быть, факт в том, что подъём от Мезмая лёгким не был, опять пот лил ручьём, а в одном месте уклон был столь крутым, что чувствовалось, ещё немного и велосипед опрокинется назад (как там машины проезжают то) и мне будет очень больно. Не опрокинулся, я вовремя прижался к рулю и смог удержать велосипед в равновесии.

А потом было прощание с Мезмаем и начался затяжной, достаточно коварный спуск к станице Нижегородской по грунтовой дороге, местами размытой дождями.

Гонка по ночной Туапсинке

И, действительно, встреча с тренером была не случайной, можно сказать знаковой, потому как прогулка постепенно стала больше походить на гонку в личном зачёте, все признаки которой проявились вскоре после того как поехал в сторону Апшеронска. Ура, асфальт после мягкого грунта и, кажется, вот сейчас как добавишь, а нет, едешь, конечно, быстрее, чем по грунтовой дороге, но не так быстро как на машине и устаёшь и самое главное выматываешься в первую очередь психологически, дорога то автомобильная, рассчитанная на другие скорости и... И разгоняешься до определённого предела, а дальше добавить нельзя, хочется а нельзя,   - это велосипед.

А скорость всё же увеличивалась, мне очень надо было попасть на море в этот день и я гнал, опять сквозь ночь, опять без света, собираясь ночевать только после прибытия в Туапсе. С ночью встретился вскоре после Апшеронска и в который раз ловил дорогу на ощупь, ориентируясь по свету попутных и встречных машин и средняя скорость естественно упала.

Езда на износ, как только я не разбился не знаю, в нескольких местах на дороге были огромные рытвины в которые проваливался на полметра, но не падал, гружёный велосипед ещё и с достаточно широкими (47мм) покрышками обладает хорошей устойчивостью даже на вязком грунте.

Шаумянский перевал

Пред перевалом был привал,
И лишь затем был перевал.

Гонка, а в условиях гонки нет времени на то, чтобы сбрасывать давление в покрышках , хотя вилку можно было бы сделать мягче, я так отбил себе руки на каменистой дороге, поднимаясь наверх, что руль уже не чувствовался, казалось, вот-вот и он выскользнет из рук. Пыль столбом, свет фар почти не виден и машины одна за другой, откуда они набираются только.

Перевал, отдых, устал прилично и уже проскальзывало совсем не спортивное желание спускаться пешком, но рискнул, хотя на спуске, где приходилось постоянно притормаживать и где  скорость была существенно выше легко было потерять управление и завалиться, тем более на контактах.

16 августа

После Шаумянского перевала дело пошло лучше, дорога скользила вдоль Туапсинки к морю и в темноте по обеим сторонам дороги виднелись огромные горы, жалко что ночью ехал, но выбирать не приходилось, надо было спешить.

Ещё поворот, ещё один, кругом дома, дорога уже почти везде освещена, чувствуется город приближается, а где же морской воздух, где ж этот желанный, пропитанный целебным ароматом сосен воздух, нет его, это не Крым, это Кавказ не растут здесь сосны, кипарисы имеются, но положение не спасают. Разочарование.

Ночное Туапсе, - большое депо у моря и город, которого в этом депо не наблюдается, потому как депо заняло самое удобное место, русло реки Туапсинки, а городу остались склоны. Город меня не очаровал, как мог он меня очаровать запахом бензина, такая большая черноморская бензоколонка.

Заночевал на берегу, в двух километрах южнее Туапсе, где уже не чувствуется аромат промзоны, но явно заметно влияние нашей культуры в виде загаженного мусором берега.

Шеспи

Утром от Джеберкоя поднялся (испаряясь с каждым метром) на сочинскую дорогу и по серпантинам рванул в сторону Сочи, но скоро запал выветрился и пришлось ограничиться Шеспи, где несколько часов грелся на берегу и даже немного простыл, ещё одно неприятное открытие от общения с Черноморским побережьем Кавказа, где постоянно не даёт покоя ветер и очень тёплая вода уже не кажется такой уж тёплой.

После отдыха, опять была безумная мысль рвануть до Сочи и это учитывая то, что билет на поезд был от Анапы на поздний вечер 17-го, на 22 часа 55 минут и до отхода поезда оставалось немногим более суток. Я даже поехал, но заметил, что потерял зарядное устройство на солнечных батареях и стал его искать, и пока искал, желание ехать окончательно улетучилось. С плохим настроением, с настроением человека, который не согрелся, который в море то настоящем не искупался, который ещё и дорогое сердцу зарядное устройство потерял, поехал я в сторону Туапсе.

От Шеспи до Анапы было всего 243 километра, ничего особенного, я не сомневался, что доеду без особого напряжения, так мне казалось вначале, в окружении пусть и не крымского, но все же средиземноморского воздуха, но дальше, уже за Туапсе, когда пришлось опять ехать в темноте и без света, настроение стало улетучиваться, а вслед за настроением пришла и усталость, с которой договориться было никак нельзя, я просто плыл, меня качало, казалось вот-вот и просто рухну. Да, ехать было надо, но в таком состоянии это было совершенно бесполезно.

Расклеился, лучше б не останавливался, всё равно спал плохо в этой дурацкой палатке, а   ещё пошёл дождь, поднялся ветер, палатка была плохо закреплена, и её завалило. В общем, промокший, невыспавшийся и, потерявший часов восемь это точно,я снова поехал.

17 августа

Спешил, но не успел

Вначале всё шло хорошо, мне казалось, что я успеваю к поезду, что прибуду заранее, но потом, уже днём я стал понимать, что времени у меня не так и много, а до Новороссийска ещё ехать и ехать. Почему до Новороссийска?  Я почему то решил, что там горы заканчиваются, они действительно там заканчиваются, но подъёмы и спуски остаются, а дороги становятся только хуже и хуже.

Я б успел, я гнал, но под Новороссийском, километров за 40 до въезда в город, дорога пошла отвратительная, с бесконечными мелкими ямками, засыпанная крупным гравием и велосипед не ехал, колёса прилипали к асфальту, и приходилось затрачивать огромные усилия, чтоб держать хоть какую-то скорость.

Опять же, я бы успел, но по дороге в Анапу случилась гроза, и я ехал через грозу, доехал, но так и не успел помахать ручкой уходящему поезду, силы кончились, они кончились километров за десять до вокзала, оставили, ушли, я без них чуть так на обочине и не остался.

И всё же я испытал фантастическое удовольствие от самого факта, что успел приехать почти вовремя, что не расклеился, что боролся до конца не смотря ни на что. 

Анапа или как отдыхает народ

Зачем я оказался в Анапе, может, затем, чтобы поездить по единственной российской велодорожке, проходящей по главной курортной улице, а, может, затем, чтоб прочитать странную надпись: «На дороге главный пешеход» Не знаю, зачем меня туда занесло, но это не курорт, в моём понимании не курорт, потому как для меня курорт не существует там, где отсутствуют настоящие горы, с обрывами, скалами, серпантинами, где вместо гальки презренный мелкий песок, поднимаемый постоянным ветром.

Застрял там на три дня: первый день приходил в себя и пришёл к тепловому удару, второй день отходил от удара и только на третий отдыхал, добрался до Витязево, где прятался за дюнами от ветра и пару раз купался без всякого удовольствия, скорее для галочки.

Дорога восвояси

С вагоном повезло, новый оказался, а вот с соседями нет, правда какие могли быть соседи из Анапы, возвращающиеся с народного курорта, полтора дня соседства с которыми испортило всё впечатление  от поездки.

21 августа, утро, большая остановка в Ростове-на-Дону и я решил сделать утреннюю пробежку, но сделать не получилось, потому как на другой стороне пешеходного моста меня встретили ментовские сотрудники и затребовали документы. Страна живёт, в стране оказывается  имеются стратегические объекты, которые фотографировать нельзя: «вы вели себя неадекватно: сначала фотографировали, потом побежали.»

Ну сфотографировал, ну побежал, и что дальше, а дальше ничего, дальше испорченное настроение у меня, -  я не сфотографировал вид на город  и у стражей,  которые ничего с этой бдительности не заработали.

Некоторые, далеко идущие выводы

Шестое чувство не стоит проверять

Без фонарика по ночам ездить не надо,  ездил, но другим не советую, адреналина, конечно, в избытке, шестое чувство проверяется на сто процентов, но всё же не надо, чувство, оно коварное, может, и нагадить.

Умейте менять и меняться

Надо уметь менять маршрут в зависимости от обстоятельств, если они чётко на это указывают, как и меняться надо уметь, но это уже другая история.

Если у вас закончились силы

Если у вас закончились силы, то надо обязательно выпить чашечку молотого кофе с шоколадом, правда надо ещё до этого места доехать.

Если хочется пить

Если хочется пить, - надо пить, а выпив, надо постараться сохранить влагу в себе как можно дольше.

Не пытайтесь

Не пытайтесь спать стоя, у меня получилось, но не советую повторять, может так статься, что очнётесь не стоя, а лёжа.

И последнее

Если велосипед не едет, надо с ним договориться, велосипед не осёл, с ним можно договориться, он вам сам подскажет, что нужно сделать, чтобы он поехал и довёз вас вовремя  в пункт назначения.

4 мая 2013 года
Фотоотчёт смотреть  тут: ]]>http://vk.com/album2267398_162010407]]>
и тут: ]]>http://vk.com/album74905273_161871046]]>

 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Поисковые системы будут индексировать и переходить по ссылкам на разрешённые домены.

CAPTCHA
Мы хотим убедиться, что Вы отправляете нам данные вручную, а не с помощью программ для спам-рассылки
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки


Постоянный адрес этой страницы: http://julius-kepp.ru/node/167
Нравится? →